корюшка, ледоход, нерест

И тут началось! Скажу честно, я не рыбачил, я метался по причалу и собирал корюшку в сумки


Дудинка - мой самый любимый город, Крайний Север - моя самая большая тоска в сердце. Знаете, когда жил в Дудинке и слушал слова известной песни: “Увезу тебя я в тундру… Говорят, что север крайний, ты увидишь, он бескрайний… Если ты полюбишь север, не разлюбишь никогда”, думал, что это просто художественное преувеличение, а теперь в полной мере осознаю, насколько это так. Уже больше двадцати лет не видел северного сияния, не видел бескрайних полей тундры, не видел Енисей. Но стоит только подумать про север, и все, воспоминания захлестывают с головой, и все отдаются в мое сердце сладкой болью любви к Крайнему Северу.

Выбирая тему для новой заметки про север, поймал себя на чувстве, что не могу остановиться, мысли набегают одна на другую, хочется все бросить и начать планировать поездку в Дудинку. Не выдержал, записал в свою книжечку для мечтаний: съездить в самый северный город на земле на нерест корюшки.

Северная весна вступила в свои права, пророкотал ледоход, на берегу еще лежат льдины размером с одноэтажные дома, а солнце уже пригревает вовсю. Мы стоим на девятом причале с удочками, вокруг нас несколько рыбаков. Девятый причал на Енисее - бетонный куб, выступающий в реку, и к нему ровно посередине пришвартован дебаркадер. Мы стоим справа от него, забрасываем удочки в речку, клюет со скоростью две рыбки в полчаса.

Мне скучно, бросаю удочку и иду гулять. Разглядываю льдины, обхожу дебаркадер с левой стороны, начинаю рассматривать остров “Левинские пески” и тут замечаю, что в воде происходит шевеление. Сперва не понимаю, что это, расстояние с причала до воды метра четыре вниз, начинаю присматриваться и вижу, что воды практически нет, только спины рыб. И от причала, насколько хватает глаз, из-за слепящего солнца видны только спины корюшки, идущей на нерест.

Пару секунд врубаюсь в происходящее и бегу обратно к папе, шепчу ему: “Папа, рыба, корюшка там!”. Папа весь собирается, медленно, чтобы не привлечь внимание окружающих рыбаков, складывает удочку, подзывает дядю Шамиля и тоже шепотом ему говорит: “Сворачивайся, тихонько, переходим,” - и громко добавляет: “Ну всё, пойдем домой! Не клюёт!” Я смеюсь от их маскировки, они же не видели, сколько там рыбы, но действуют как все настоящие рыбаки, рыбных мест не выдают.

И тут началось! Скажу честно, я не рыбачил, я метался по причалу и собирал корюшку в сумки. Рыба цеплялась на пустой крючок за все: за хвост, за плавник, за что попало. Скрыть такую рыбалку от других просто невозможно. Через пару минут вся левая сторона причала заполняется рыбаками, азарт, восторг. Через 30 минут рыбой наполнены четыре сумки до краев, уже не рыбачим, просто смотрим.

Прибегают два рыбака с подобием небольшого трала, такая ловушка для рыбы, забрасывают свое приспособление в идущий косяк, и их чуть не сносит с причала, вытягивать, побросав удочки, помогают человек пять соседних рыбаков и мы. Происходит двух-трех минутная борьба, и самодельная снасть не выдерживает напора рыбного косяка, разлетается в клочья, оставив нас с обрывками сетки и парой запутавшихся рыбешек. 

Вы видели когда-нибудь, чтобы во всем городе каждое окно каждой девятиэтажки было завешано рыбой? А вот в Дудинке так каждую весну. Эхх, скорей бы перенести мою сегодняшнюю заметку из книжечки для мечтаний в ежедневник.


© Андрей Леонтьев.
Читайте мои >Рассказы про любовь< и заметки про >Отношения<
Подписывайтесь на мой паблик >Переключатель для мозгов<, я буду рад вашим отзывам.

Понравилось? Поделитесь с друзьями одним нажатием:

624